Режиссер спектакля "Мария и кит" Дмитрий Ши: "Я хочу, чтобы это было легкое дыхание"
Режиссер спектакля "Мария и кит" Дмитрий Ши: "Я хочу, чтобы это было легкое дыхание"
“Я хочу, чтобы это было легкое дыхание”: режиссер спектакля “Мария и кит” Дмитрий Ши рассказал о вдохновении, полетах и необходимости разговоров между людьми. 

- Дмитрий, скажите, как родилась идея такой неординарной постановки?


- Идею спектакля предложила главный режиссер Ханты-Мансийского театра кукол Елена Евстропова. И мы с художником окунулись в поиск литературы. Сначала за основу будущей постановки хотелось взять последний сценарий Балабанова “Мой брат умер”. Который он, по-моему, даже не дописал. Это история по рассказам Лескова. О двух братьях, которые существовали отдельно только в утробе матери, а при рождении один вселился в другого, проявляя себя внутренним голосом. Но эта тема требовала более продолжительного времени на подготовку. И тогда появился комикс, который подкупил своей легкостью. По сути в комиксе нет сюжета никакого. Зато есть очень крутой момент, что Мария, по комиксу, людей которые ей нравятся щипает и называет это “щипок нежности”. Я именно так сначала хотел назвать спектакль. Потому что эта сцена стала для меня отправной.

- С чего началась работа?

- Я понимал, что это точно должно быть без слов. А Мария должна говорить рисунками. Одним из важных моментов было оживление персонажей комикса. Нужно было в буквальном смысле, научить их дышать. Превратить в людей, со своими проблемами, размышлениями и прочими штуками, присущими живым людям. Я понимал, что нужно написать свой сценарий. Ну и, конечно, немало значимым фактом является то, что Ханты-Мансийский театр пошел на встречу, узнав, что Валентин Викторов, художник спектакля, кукол собирается изготавливать самостоятельно. Ведь театр в принципе, а уж тем более театр кукол, дело авторское, и как может режиссер и художник отвечать за результат, не приложив к созданию персонажей своей руки.

- Какие ощущения от репетиций?

- Самое важное в нашем деле - это умение создать на площадке команду. Поэтому, тот факт, что совсем недавно труппу театра украсили молодые выпускники ЕГТИ, стал определяющим. К ним мы добавили более опытных артистов театра. И у нас получилась крутая команда из пяти чудесных актеров!

- Какие хотите разбудить эмоции в зрителях? Как можете охарактеризовать настроение спектакля?

- Прежде всего, я хочу, чтобы от спектакля было ощущение легкости. Грустно от того, как люди воспринимают других людей. Поэтому, мне не хотелось делать спектакль о проблеме. А наоборот, о людях, которое естественно все события принимают. Все мы разные, у каждого из нас есть особенности. Спектакль не про болезнь. Передать настроение хотелось бы при помощи жестов, намеков, взглядов. Невербально, через ощущения. И этот язык вроде бы найден. При чем, сцена с веревочкой, которая соединяет Марию с отцом, родилась буквально за день до моего прилета в Ханты-Мансийск. И этот прием сработал. Я понимал, что девочка должна существовать отдельно, понимал, что она не может ходить как папа. Она должна летать. Но не в буквальном смысле, потому что это уже будет отсылка к произведениям Шагала. А Шагал это влюбленные и поэтому совсем не наша история. А то, что сделали мы, открывает зрителю дополнительную возможность порассуждать о скрытых смыслах. Таких как, например, привязанность, родительская опека. Конечно, желание дать детям все самое лучшее, мне понятно. Но есть в этом желании обратная сторона - чувство собственничества, когда говоришь “мое, не отдам”. И зачастую именно из-за этих детских проблем не складываются пазлы во взрослой жизни.

- Я правильно понимаю, что смысл в том, что если человек разорвет эту нить привязанности, то, вопреки ожиданиям, с ним ничего не случится?

- Конечно. Но для меня абсолютно нет задачи, чтобы зритель прочитал смысл именно так, как я сказал.

- То есть, своей историей вы хотите вызвать диалог между детьми и родителями?

- Да, я в принципе хочу вызвать диалог между всеми людьми. Потому что людям, особенно в эпоху гаджетов, для разговора нужен какой-то повод. И я надеюсь, наш спектакль с этой задачей справится.

 - Давайте поговорим немного о куклах, тем более, по моим ощущениям, именно они забирают основное внимание зрителя на себя. А актеры гармонично дополняют эту историю. Так ли это на самом деле?

 - Я вообще считаю, что человек нужен только тогда, когда он нужен. Если необходимо лицо актера крупным планом, значит будет. А в остальном довольно сложно заменить кукол актерами. Ну как бы мы заставили, например, актрису летать на ниточке? Мне всегда интересно создавать какой-то необыкновенный мир, чтобы куклы по-настоящему “задышали”, чтобы у этих персонажей возникли мысли, желания, чтобы в воздухе чувствовалось напряжение.

- Для какого возраста ваш спектакль?

- Я не слишком разбираюсь в этих маркировках, но уверен, что наш спектакль просто необходимо смотреть всей семьей и чем раньше, тем даже лучше.

- А вас не смущает, что в репертуаре БТК есть история с похожим названием “Никита и кит”? Эта история с вашей как-то связана?

- Нет, не смущает. Тем более, что первая книга “День когда я встретил кита”, на основе которой и создавался спектакль в БТК, мне, честно говоря, не понравилась. Мне стало интересно только то, как мальчик ждал кита, я представлял себе этот момент снова и снова. А оказалось, это вторая часть, что любопытно, к моменту выхода второй книги, мой сценарий уже был написан. Вот так, совершенно случайно, две эти истории, про Марию и про кита, соединились в одну.

Беседу вела Марина Томова.
Фото: Вадим Штейн.